Экологизация права в современный период

17.04.2018

С середины 20 века воздействие человека на окружающую среду приняло угрожающие масштабы, и до настоящего времени каждое развитое государство пытается решить задачу выхода из экологического кризиса, старается в полной мере обеспечить соблюдение норм экологического права, как в национальном масштабе, так и на международном уровне. В данной связи одним из важнейших инструментов совершенствования национального законодательства и международного права, механизмов их применения выступает экологизация.

Чаще всего экологизация определяется как процесс неуклонного и последовательного внедрения систем технологических, управленческих и других решений, позволяющих повышать эффективность использования естественных ресурсов и условий наряду с улучшением или хотя бы сохранением качества природной среды (и вообще среды жизни) на локальном, региональном и глобальном уровнях.

В современный период процесс экологизации в большинстве государств осуществляется применительно ко всем сферам общественной жизнедеятельности. Между тем, можно выделить три ключевых направления экологизации. Во-первых, происходит внедрение экологизированных норм в национальное законодательство государства. Во- вторых, идет процесс экологизации производства путем введения императивных требований и запретов, а также поощрительных мер в виде льгот. Третьей сферой, в которой в настоящий момент происходит экологизация, является духовная (культурная) деятельность человека. Все три формы экологизации взаимосвязаны и взаимодополняют друг друга, однако, как представляется, определяющая роль в рамках общего процесса принадлежит экологизации национального и международного права.

Экологизация права – это сложнейший процесс, который заключается в проявлении общеэкологического подхода во всех, без исключения, отраслях права, путем внедрения правовых норм, связанных с охраной окружающей среды и природопользованием. Дополняет такую тенденцию активное развитие земельного, водного, лесного и других отраслей природоресурсного права.

В данной связи перспективным представляется определение механизма экологического воздействия как на правотворческий, так и на правоприменительный процессы. С позиций юридического конструирования указанный подход можно реализовать с помощью такого правового средства, как критерий экологичности для оценки законодательства. Во-первых, критерий экологичности включает в себя необходимость обязательного соотношения разрабатываемой правовой нормы с положениями действующего массива внутригосударственных нормативных правовых актов экологической направленности с позиций презумпции верховенства Конституции Российской Федерации. Во-вторых, критерий экологичности подразумевает сопоставление законодателем (правоприменителем) международных норм и принципов экологической направленности и оценку их влияния на формируемую (применяемую) правовую норму. В-третьих, обязательной и неотъемлемой характеристикой критерия экологичности следует признать соизмерение разрабатываемой или применяемой правовой нормы с фактором приоритета экологической безопасности, в первую очередь, в аспекте экономической целесообразности.

Далее следует уточнить, что ряд экологических (нормативных) требований зачастую устанавливаются не под угрозой наступления юридической ответственности за их несоблюдение, а под условием получения преимуществ в виде льгот, которые могут перейти к субъекту в случае соблюдения определенных нормативов или совершения установленных действий. На наш взгляд, данный подход является наиболее эффективным средством, побуждающим хозяйствующих субъектов соблюдать экологические требования, в том числе, организовывать собственное производство с учетом минимизации неблагоприятных правовых последствий. Эффективность такого метода уже доказана, ведь в данном случае издержки для государства являются минимальными, а предприятие с большей инициативой соблюдает требования экологического законодательства с целью минимизации собственных издержек при осуществлении производства. Более того, такие льготы, в первую очередь, налоговые, могут устанавливаться в отдельных случаях и для физических лиц.

Так, существует два способа реализации указанного механизма: налоговые льготы устанавливаются в форме снижения определенного налога, не связанного с экологией, или освобождение от уплаты экологического налога, т.е. получение субъектом хозяйственной деятельности возможности отказаться от налога за загрязнение окружающей среды, неразумное потребление ресурсов и т.п. Например, в Швеции сбор за электроэнергию уплачивается только крупными производителями электрической и тепловой энергии. В Великобритании установлен льготный тариф для технологий низкой выработки углерода, установки которых не превышают определенной законодательством квоты, а для выбросов углерода генераторами, работающими на полезных ископаемых, установлена, наоборот, повышенная налоговая ставка. Для физических лиц в Германии установлены налоговые льготы при покупке легкового автомобиля с низким весом и электрическим двигателем. В международном праве наличествуют и универсальные механизмы предоставления определенных льгот предприятиям и организациям, например, путем установления квот на выбросы. Ярким примером такого квотирования может служить Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН об изменении климата от 11 декабря 1997 года.

По нашему мнению, такой метод экологизации можно признать наиболее эффективным. В результате его применения снижаются издержки государственного бюджета, а предприятия, стремясь минимизировать собственные расходы, устанавливают на своем производстве различные очистительные сооружения, минимизируют отходы и т.д. Между тем, следует учитывать и тот факт, что субъекты налогообложения не всегда изъявляют желание экологизировать свое производство. Например, для крупных компаний зачастую выгоднее выплачивать экологический налог, чем реорганизовывать собственное производство.

Основными проблемами в сфере реализации ответственности за нарушение установленных национальным законодательством и международными актами экологических норм являются, с одной стороны, нечеткая правовая фиксация (конкретных) мер ответственности, подлежащих применению к нарушителю эколого- правовой нормы или субъекту, уклоняющемуся от исполнения установленного экологического требования, или их полное отсутствие в источнике права, а, во-вторых, невозможность определения виновника неблагоприятных экологических последствий или установления причинно-следственной связи между деянием и вредными последствиями, причем, как правило, применительно к критически масштабной экологической катастрофе. В данной связи, как представляется, перед каждым государством и международным сообществом в целом должна быть поставлена задача по выработке универсальной методики преодоления коллизионных эколого-правовых проблем в сфере правоприменения, основанная на фокусном взаимодействии сопредельных и иных заинтересованных государств и обмене эколого-правовым опытом, в том числе, в случае односторонней инициативы.

Резюмируя, подчеркнем, что процесс экологизации в современный период носит необратимый характер, подтверждаемый включенностью в различные отрасли права и результатами воздействия на международный уровень профильного правового регулирования. Однако следует признать, что экологическая ситуация в мире до сих пор остается критической. Отдельные государства и их объединения предпринимают попытки преодоления экологического кризиса, но без системного совершенствования национального законодательства и международных норм в сфере экологии рассчитывать на положительный результат не приходится.